Так сложилось, что живём мы вот уже почти пять лет в мансарде одного старого доброго дома. И иногда почтальон, доставляющий нам пакеты, через домофон спрашивает, можно ли просто оставить наш пакет на «земляном», то есть первом этаже на почтовых ящиках. И мы соглашаемся, потому что это никому из соседей не мешает и вполне удобно и нам, и ему. 

Сегодня один из членов нашей семьи так получил пакет – по дороге на прогулку. Когда я с ним спустилась к почтовым ящикам, он вынужден был обнаружить, что плотно запечатанный пакет не открыть без ножниц. И тогда он решил взять пакет с собой на улицу, потому что уже знал, что в нём – подарок для него и ему явно доставляла удовольствие мысль-предвкушение об этом подарке. Я не стала возражать. Ведь он вообще привык, что его желания учитываются при принятии решений. И к тому же это совсем не проблема – положить пакет в коляску, которую ты всё равно берёшь с собой на прогулку, когда тебе два с половиной годика.

Власть начинается с ценности. То есть с ощущения индивидуальной ценности, которое тобой воспринимается как нечто само собой разумеющееся – если эту твою ценность своим отношением к тебе никто под вопрос не ставит. Когда учитывают твои чувства и потребности – ты ощущаешь, что ты ценен. Или же наоборот, ты ощущаешь некую сконфуженность и беспомощность, если тебе имплицитно сообщают, что «не тебе решать», «тебя не спрашивали» или что ты «не дорос»… И тогда ты и сам уже не заговариваешь о чём-то, что связано не только с твоими желаниями, а и напрямую с твоими потребностями. Твои границы нарушают – ты молчишь, как если бы ничего не происходило. Твои чувства ранят – ты не берёшь себя под защиту, как если бы так и было тобой задумано. За тебя принимают решения, которые имеют последствия и для тебя – ты не вмешиваешься. …Ты просто не реализуешь власть, которая у тебя есть. Вернее была бы, если бы у тебя было и ощущение ценности. 

Потом, позже, ты, возможно, «взрываешься», бунтуешь или вовсе рвёшь эти некомфортные отношения. Или ощущаешь себя обьектом абьюза, харрасмента, моббинга и тотальной несправедливости. Хотя ты мог бы абсолютно спокойно просто выразить своё желание. Или же нежелание. И вежливо попросить его учесть. И дипломатично настоять на этом, если с первого раза не учтут.

Или ты сам пытаешься реализовать свою власть путём давления и/или манипуляций — потому что ты не веришь в то, что просьба даст желаемый результат. Ты бессознательно видишь и сам создаёшь борьбу и конкуренцию там, где можно создавать взаимовыгодное сотрудничество… Мы ведь все верим только в то, что уже интегрировано в наш индивидуальный опыт. Мы слишком часто просто воспроизводим те паттерны мышления и поведения, которые мы когда-то усвоили от значимых близких, не подвергнув их переосмыслению.

Аспект ценности, вернее признание или отрицание ценности присутствует в человеческих отношениях всегда. На любом уровне, в любых форматах отношений – личных или рабочих. В родительско-детских и супружеских, в организационно-иерархических, в дружеских и вражеских. И закладывается это представление о собственной ценности и о собственных возможностях и влиянии в самом раннем детстве и в самых незначительных, казалось бы, будничных ситуациях. 

…И вот взяли мы пакет и пошли на детскую площадку. А там один папа пытается „помочь“ своей маленькой дочке съехать с высокой горки. Позади девочки изнывает в нетерпении целая очередь деток постарше, перетаптываясь и предвкушая своё весёлое довольствие. Папа видит эту очередь, нервничает и то и дело подталкивает дочь, а девочка буквально впилась руками в перила – и высота, и крутизна горки её явно пугают, страх застыл на её лице… Проходит ещё какое-то время и папа настаивает, мол, ну не будь такой трусихой… Папа делает это не из дурных побуждений, он думает, что так для дочери будет лучше. И не задумывается о том, что здесь на самом деле лучше: стремление поскорее добиться „результата“ или прислушаться к эмоциям девочки и их учесть. И научить дочь тем самым прислушиваться к ним самой. Катиться или нет, что есть и что не есть, что надевать и что не надевать, с кем дружить и от кого держаться подальше – всё это про индивидуальные решения. И чтобы принимать правильные решения для себя самой, нужно уметь прислушиваться к себе, а это возможно только тогда, когда некто другой значимый к тебе прислушивается. А прислушивается к тебе только тот, кто тебя ценит. И в итоге вся эта ценность и про индивидуальную власть – про способность организовать тебе желаемый формат отношений и про способность постоять за себя, если что.

…Потому что потом некая взрослая женщина или некий взрослый мужчина приходит ко мне, чтобы научиться заботиться о своих границах и прежде всего их осознавать. Как осознавать и свою власть и свою ценность, которых ей или ему не хватило, для того чтобы отстроить свои отношения по собственному разумению… …Об этом и о том, как „работает“ ценность и индивидуальная власть (power) и о многом другом из области человеческих отношений – в моей новой книге, которая, я надеюсь, скоро увидит свет. 

20 июля 2020