Это востребовано и потому стало и способом заработать – проповедничество здорового пофигизма как средства от беспокойств и в то же время средства достижения СВОИХ целей. Популярность этой темы не случайна. Потому что во-первых, многим для полного счастья не хватает как раз только лишь здорового пофигизма, то есть внутреннего спокойствия и безмятежности. А во-вторых, потому что с этой мнимо простой идеей связано очень много неясностей: как именно развить в себе пофигизм, но только вот чтоб был он именно здоровый? И почему это бывает так сложно? Так сложно, что многие сдаются где-то на полпути и продолжают жить в привычном для себя режиме метаний и тревожности. 

Предложу свой взгляд на вопрос, возможно, он кому-то пригодится.

Как под копирку, как будто договорившись между собой, рано или поздно в процессе терапии мои пациенты заговаривают о такой штуке, как эгоизм. Это такой своего рода мем, то есть единица культурной информации, объединяющий их (как, впрочем, и всех нас) ментально. И одновременно это красный флажок, за который многие из нас очень опасаются заходить, совершая свой путь в направлении расширения границ внутренней свободы и избавляясь от когда-то усвоенных контрапродуктивных внутренних запретов. Вот шёл, шёл человек и вдруг останавливается и … заговаривает о том, что он не хочет быть или опасается выглядеть в чьих-то глазах эгоистичным, чёрствым и неэмпатичным. Как будто если он сделает ещё шажок, то тут же последует наказание. 

И как если бы существует только две противоположные опции: либо быть неравнодушным, альтруистичным, включаться эмоционально во всё подряд и соотвественно беспокоиться, быстро энергетически растрачиваться и выгорать, либо быть эгоистом, которому в-с-ё  р-а-в-н-о и который … что …? И тут игла со скрежетом соскальзывает с пластинки, плёнка обрывается, картинки нет. Потому что нет соответствующего положительного личного опыта на эту тему и стало быть восприятие не может предложить готового и непротиворечивого образа эгоистичности в связке с безмятежностью и согласием с самим собой и, что самое интересное – с другими. То есть теоретически вроде всё понятно, но практически – полный тупик и неясность.

Этот тупик – один из эффектов социализации и адаптации в определённой социальной среде: мы все в той или иной мере научаемся следовать ожиданиям определённых значимых для нас людей и в определённых отношениях становимся и объектами злоупотреблений нашим неравнодушием, что и приводит нас к психологу. Ведь не секрет, что за психологической поддержкой обращаются прежде всего люди чувствительные, неравнодушные, склонные учитывать чьи-то интересы больше, чем свои собственные и этого не вполне осознавать. И переживать иногда весьма жёсткий конфликт между своими представлениями, целями и желаниями и ожиданиями окружения, с которым они не хотят рвать связи. 

Так вот. На самом деле опций здесь гораздо больше, чем эти две (эгоист или эмпат) и палитра возможных аттитюдов здесь гораздо богаче, чем только “чёрное” себялюбие и “белая” самоотверженность. Именно поэтому нащупать и выбрать для себя подходящий, т.е. здоровый оттенок и модус отношения к себе и к другим довольно часто становится и задачей психотерапии или коучинга. Ибо окружающие относятся к нам так, как мы относимся к самим себе и источник этого отношения именно в нас, а не “снаружи”.

И поскольку вопрос это всегда индивидуальный, то и нащупывание этого модуса должно проводиться индивидуально, путём постановки под вопрос тех усвоенных когда-то ограничений и запретов, которые годились для ребёнка или подростка, но которые сильно мешают жить взрослую жизнь с её вызовами. Особенно человеку, имеющему притязания и цели. И есть одна универсальная схема, помогающая сориентироваться на этом пути – пути развития здорового пофигизма.

Для начала определимся, что же именно мешает исповедовать здоровый (не забываем, что именно здоровый) пофигизм. Это семь привычек и установок несвободного человека, проявляющихся во всех сферах жизни и в отношениях с другими:

  1. сомнения в себе, неудовлетворённость собственными успехами, результативностью и достижениями
  2. недостаток осознанности в отношении того, что забота о себе это вовсе не про эгоизм
  3. эмоциональная зависимость от чьих-то оценок, мнения, одобрения
  4. неуверенность в собственном праве на психологический комфорт и защиту своих границ
  5. склонность учитывать чьи-то потребности и интересы больше своих собственных, самопожертвование даже ценой своего здоровья и душевного комфорта
  6. недостаточное умение договариваться и взаимовыгодно сотрудничать с другими как с равными по ценности
  7. недостаточная сенситивность (осознанная чувствительность) в отношении собственной уязвимости, необходимая для бесконфликтного и эффективного умения постоять за себя и / или избежать нежелательной конфронтации.

Все эти семь пунктов – проявления внутреннего Обесценивающего Родителя, чья функция – сделать личность управляемой, контролируемой, более подверженной чьему-то влиянию и предсказуемой в своих реакциях. То есть сделать эту личность удобной как для сами́х реальных родительских фигур, так и для тех, кто уже во взрослой жизни “подберёт ключи” к этой личности.

Как этот механизм устроен?

Обесценивающий Родитель это ментальный конструкт (и он не фича, а баг), который в нашем восприятии делает наши индивидуальные потребности менее значимыми, чем они есть на самом деле. И заведово менее значимыми, чем ожидания других, например, родителей, на которых мы ориентируемся и от отношения которых мы зависим. 

Это ставит удовлетворение наших потребностей в зависимость от неких условий, которые нам якобы прежде нужно ещё выполнить. Условия могут касаться многих социальных потребностей – потребностей в любви, признании и в том числе и потребности в элементарном психологическом благополучии. Именно Обесценивающий Родитель делает нас объектами манипуляций со стороны окружающих, делает участниками игр с неприятными расплатами, вынуждает оставаться в неблагополучных отношениях, вместо того, чтобы выйти из них, не разрушая себя. Ну или исправить эти отношения, чтобы они были в кайф. 

Ценящий Родитель – это внутренняя инстанция, осуществляющая защиту и контроль за самосохранением и психологическим благополучием, помогающая строить желаемые отношения и избегать эскалаций конфликта или конфликты разрешать. Эта инстанция интуитивно развивается на основе непосредственного общения с теми родительскими фигурами, у которых она была хорошо проявлена: мы просто перенимаем соотвествующие шаблоны мышления и поведения. Адекватная забота о своём благополучии, здоровье и отношениях без этой внутренней инстанции в связке со Взрослым Эго-Состоянием и Свободным Ребёнком неосуществима. Кстати, Свободное Дитя и является средоточием или “контейнером” наших потребностей (см., например, пирамида Маслоу).

На схеме – функциональная модель Эго-Состояний по Эрику Берну и Клоду Штайнеру, слегка модифицированная по принципу ценности, где белым изображены “годные” интегративные части, а серым – те, которые для благополучной жизни не годятся. Потому что они и есть причина внутреннего конфликта и конфликта с окружающими. Причина личностной неэффективности, неумения отстроить полностью комфортные отношения с миром и связанной с этим тревожности. 

Обесценивающий Родитель – источник послания „Ты не ОК“, „Ты должен ещё заслужить одобрение/любовь/разрешение на заботу о себе“.

Ценящий Родитель – напротив, сообщает: „Ты ОК“, „Твои потребности не менее важны, чем потребности твоих близких и ты можешь и имеешь полное право и неотъемлемую свободу их удовлетворять“.

Эго-состояние Взрослый тут необходим для того, чтобы учесть все нюансы текущей ситуации и „просчитать“ наиболее оптимальный способ удовлетворения потребностей в данной конкретной ситуации. И найти самые подходящие для этого слова и способы. И договориться с тем, с кем надо договориться. 

А Свободный Ребёнок – для того, чтобы к нему чутко прислушаться и точно определить, какие именно потребности ждут, чтобы их удовлетворили.

Именно такое триединство „белых“ Эго-Состояний позволяет без внутренних сомнений и неуверенности заботиться о себе не в ущерб отношениям с другими.

Проблема в том, что не у каждого в анамнезе было достаточно соприкосновений с такими родительскими фигурами и вообще с такими более взрослыми людьми, у которых можно было бы “позаимствовать” или хотя бы подсмотреть хорошо функционирующего Ценящего Родителя. И тогда приходится „выращивать“ его как бы на пустом месте, постепенно „выдавливая из себя“ Обесценивающего Родителя, делающего из нас раба и сопротивляющегося этому выдавливанию. Это иногда немного сложно. Но возможно. Главное – помнить две вещи. Что Обесценивающий Родитель это часть опыта, сохранённая в нашей памяти и потому она просто так не исчезнет, да это и не является необходимостью. И что её присутствие можно осознавать, принимать и последовательно сознательно заменять Ценящим, то есть любящим тебя безусловно Родителем, делающим только эмоционально стабильнее, счастливее и успешнее.

Лена Корнеева